ЭСТАФЕТА НАУЧНЫХ ИДЕЙ

В октябре 1995 года в Дубне состоялся семинар, приуроченный к 65-летию со дня рождения В.П. Саранцева. В нем участвовали его друзья, коллеги и ученики, представители многих научных центров России, стран ближнего и дальнего зарубежья, ЦЕРН. Во время семинара состоялось открытие мемориальной доски на здании, где с 1971 по 1995 год работал выдающийся ученый. Решением дирекции Института имя В.П. Саранцева присвоено площади перед корпусом лаборатории. Создавая Отдел новых методов ускорения, на основе которого возникла Лаборатория сверхвысоких энергий (а ныне Лаборатория физики частиц), В. П. Саранцев едва ли мог подумать, что когда-нибудь эту лабораторию назовут "памятником, который он сам себе построил".

Открыл семинар вице-директор ОИЯИ А.Н. Сисакян. В коротком выступлении он отметил научные заслуги В.П. Саранцева: "Это был блестящий ускорительщик в области традиционных и нетрадиционных методов ускорения, он оказал влияние на ускорительную базу не только нашего Института, но и многих других стран". Он высоко оценил его плодотворную организаторскую деятельность. Особенно трудной она была в последние годы, когда в условиях "выживания" приходилось заниматься не только вопросами самого существования Института, но и расширением его экспериментальной базы. Эту деятельность В.П. Саранцева на посту главного инженера ОИЯИ А.Н. Сисакян назвал подвигом: в непростых условиях были созданы нуклотрон, ускоритель У-400М, проект комплекса накопителя электрон-позитронов, модернизирован реактор ИБР-2.
   В завершение выступления А.Н. Сисакян выразил надежду, что всё то, во что В. П. Саранцев вложил свой труд, свою душу - всё это будет сохранено и приумножено. "Мы будем гордиться, что часть своей жизни нам довелось работать рядом с ним".

Затем выступил А. А. Васильев, представлявший на семинаре Минатом РФ. Оглядываясь на прошедшие 40 лет развития физики высоких энергий в стране, он подчеркнул, что ситуация не только в последние годы сложная - она всегда была такой. Тем не менее 40 лет назад сотрудничество мудрых людей, выживших в тяжелую пору, с талантливой молодежью дало в этой области физики мощный прорыв, всколыхнувший мир. Сегодняшняя ситуация требует нового подобного прорыва, нового подхода. Остается надеяться, что найдутся люди, которые смогут обеспечить этот новый прорыв вперед.

Заместитель директора ЛСВЭ И.Н. Иванов в своем докладе "Коллективные методы ускорения: история и результаты" представил присутствующим сжатый обзор развития этого научного направления и того вклада, который внес в него В.П. Саранцев. Есть еще одна заслуга Владислава Павловича, отметил докладчик, - организация симпозиумов по коллективным методам ускорения, проводимых регулярно с 1972 года. В разные годы они были очень представительными, здесь сделали свои первые доклады многие сегодняшние светила в данной области физики - это сыграло большую роль в становлении метода.

Научная программа семинара включала в себя следующие сессии: "Статус ускорительных установок", "Физика пучков высокой интенсивности", "Перспективные применения ускорителей".

***

Настоящим событием стал приезд на семинар Джака Петерсона из Национальной лаборатории им. Лоуренса (Беркли, США) - признанный в научном мире "патриархом" метода коллективного ускорения, он несколько десятилетий назад активно участвовал в исследованиях этого метода в США и еще тогда сотрудничал и по-человечески дружил с В.П.Саранцевым и его коллегами. Ныне Джак Петерсон пенсионер. Невзирая на весьма солидный возраст, американский ученый счел необходимым приехать в Дубну и выступить на семинаре с докладом. Вот что Дж. Петерсон ответил на вопросы корреспондента еженедельника "Дубна:
Почему вы посчитали нужным приехать приехать на этот семинар?
Прежде всего, мой приезд - дань большого уважения к личности и к памяти В.П. Саранцева. Кроме того, я заинтересован в том, чтобы посмотреть, что происходит в Лаборатории сверхвысоких энергий - все-таки я не был здесь двадцать лет.
Как проходило ваше сотрудничество с В.П.Саранцевым?
Группа Саранцева в Дубне и наша группа в Калифорнии работали над одной проблемой, но использовали немного разные методы ее исследования. Мы приезжали в Дубну посмотреть, как здесь идут работы, обсудить некоторые научные проблемы. Это было удивительное и интересное время, когда мы работали вместе в одной и той же области.
Какое внимание сегодня уделяется в США коллективным методам ускорения?
С электронными кольцами работа сейчас не ведется, но такие методы ускорения, как и лазерные, продолжают исследоваться и развиваться.
Нет ли у вас опасения, что такие проекты могут быть закрыты так же, как SSC?
Любопытно, что этот вопрос задан именно мне - я был в числе тех, кто принял решение о закрытии SSC. Что же касается нашего метода, то здесь больших опасений нет, так как эти работы занимают небольшое место в ряду прочих фундаментальных направлений. По интенсивности, по размерам финансирования они на невысоком уровне и не могут быть в центре внимания администрации США.
Как вы прогнозируете, когда можно ожидать, что коллективные методы станут эффективны?
Хороший вопрос. Но я не знаю, какой срок можно назвать. Здесь еще довольно много трудностей, и может пройти много времени, прежде чем удастся их преодолеть.

***

А.Ц.Аматуни, директор Ереванского физического института:
     Мы все очень признательны руководству ЛСВЭ и ОИЯИ за организацию мемориального семинара, так как В.П.Саранцев - это явление в науке. Он был прекрасным человеком - культурным, образованным, и память о нем нужно сохранить.
     Владислав Павлович часто приезжал к нам. Мы проводили несколько всесоюзных совещаний, в которых он активно участвовал, так что у него много друзей и близких людей осталось в Армении. И те работы по новым методам ускорения, которые ведутся сейчас в Армении, - они во многом навеяны идеями Владислава Павловича, его влияние нас по-прежнему воодушевляет.
     Мы продолжаем работать по новым методам, и один из докладов, который я привез на семинар, будет посвящен последним полученным результатам. В основном это чисто теоретические работы, так как эксперименты очень трудно делать (нехватка электроэнергии, общие трудности с финансами). Тем не менее мы планируем в ближайшее время сделать эксперименты по фокусировке в плазме и по ускорению в плазме. Надеемся, что эти работы удастся сделать в течение одного-двух лет. Хотя всего 2-3 месяца в году удается "крутить" наш ускоритель, мы делаем некоторые его усовершенствования: сейчас заканчиваем разработку устройства для плоской вершины магнитного поля. Есть и более перспективные проработки: совместно с МРТИ и НИИЭФА разработки по ускорению протонов одновременно с электронами с некоторыми изменениями и некоторыми изменениями и дополнениями для целей терапии. Фундаментальной науке, видимо, трудно будет еще какое-то время, и мы думаем о развитии области прикладных применений.

С. К. Есин, начальник отдела линейного ускорителя в ИЯИ РАН (Троицк): 
     Мы начинали работать одновременно с Владиславом Павловичем как молодые специалисты сразу после окончания вузов. Мы чувствовали себя еще студентами и отношения были такими, какие бывают в студенческом общежитии - все мы сохраняем об отношениях этого рода самые лучшие воспоминания.
     Работали мы с Саранцевым на одном участке: обеспечивали инжекторный комплекс дубненского синхрофазотрона, и Владислав Павлович был занят непосредственно линейным ускорителем инжектора. У него были удивительно глубокие знания для недавнего выпускника - и в СВЧ-технике, и в физике высоких частот, ускоряющих системах. Он был у нас самым авторитетным экспертом, даже среди тех, кто имел большой стаж работы. В.П. отличался тем, что смотрел на вещи по-крупному. Даже его казавшиеся импульсивными высказывания были глубоко продуманными. Пока идея "созревала", он держал ее внутри, но продуманные уже идеи щедро раздавались окружающим.
     Наша маленькая группа из трех человек - В.П., К.П.Мызников и я - обеспечивала руководство тремя сменами на синхрофазотроне, мы сменяли друг друга после дежурств. Но время было такое, что часто после дежурств мы не уходили домой, на долгое время задерживались - жаль было бы, если новый эффект обнаружится не в твою смену.
     В.П. среди нас имел наибольшее право называться исследователем и ученым. Когда запуск синхрофазотрона был закончен, я стремился найти другое место работы, где мог бы создавать новый прибор, а не просто эксплуатировать старый. Мне была предложена работа в Ереване, где создавали электронный синхротрон. И в момент, когда это должно было свершиться, В.И. Векслер предложил мне заняться электронными кольцами. Я, видимо, не был рожден "исследователем до корней волос", меня это предложение испугало. А Владислав Павлович оказался храбрее и взял на себя этот тяжелейший груз, за что, я думаю, мы сегодня так глубоко его уважаем, так чествуем в этот день.

С участниками семинара беседовал А. Алтынова.
Еженедельник "Дубна". 1 ноября 1995 г. (печатается в сокращении).