В.П. САРАНЦЕВ

ГОДЫ. СОБЫТИЯ. ЛЮДИ.

15 ЛЕТ ОНМУ

1962 год - год начала работ по реализации когерентных методов ускорения в Дубне. Почему именно этот год? Во-первых по формальным соображениям, - в марте этого года было создано расчетно-теоретическое бюро, задачей которого было исследовать возможности создания нового типа ускорителя. Этот год стал началом еще и потому, что родилась конкретная схема c электронным кольцом, получаемым за счет адиабатического сжатия в растущем магнитном поле. "Пальцеобразные" соображения показывали, что таким образом можно получать электронные кольца с требуемыми параметрами.

А работа предстояла огромная. В теории нужны были совершенно новые методы и подходы, чтобы исследовать все этапы создания двухкомпонентного кольца, его устойчивость, возможные способы ускорения и фокусировки, требовалось ответить и на массу других вопросов, без решения которых не существовало нового метода ускорения.

Не легче, а даже, пожалуй, трудней было и с экспериментом. Так как сам метод основывался на использовании собственных электрических полей сгустка частиц, то для моделирования нужно было эти сгустки получать, а это требовало ускоренных электронов с токами в сотни ампер - требования по тем временам в общем фантастические. Еще более неясными были вопросы существования замкнутых колец с такими токами и разумными размерами. Фактически единственная подобная попытка была сделана Г. И. Буткером и его сотрудниками в специальном бетатроне. Эта попытка не оказалась успешной. Вот такая ситуация в эксперименте была в то время.

Все это определило задачи первых лет работы по обоснованию нового метода ускорения частиц. Необходимо было создать теоретическую модель и хотя бы в нулевом приближении рассмотреть основы нового метода. Я говорю здесь "в нулевом приближении", так как тогда уже было ясно, что точную задачу создания такого кольца решить теоретически не представлялось возможным. Одновременно с созданием теоретической модели надо было попытаться решить задачу инжекции электронов и создания кольца с максимально возможной плотностью.

ЧЕРЕЗ три года мы были готовы поведать научной общественности о первых успехах в решении этих задач. Решено это было сделать в Академгородке отделения АН СССР на небольшом совещании специалистов ускорительщиков. Научная общественность в общем доброжелательно приняла молодой коллектив, хотя сделала некоторые "отеческие" наставления. А в Сибирь мы привезли и новую теоретическую модель, и результаты новых экспериментов по захвату в магнитное поле электронного тока в 50 А. Эти результаты были получены благодаря тому, что коллектив сочетал в себе талантливость индивидуумов и беззаветную преданность делу всех. Но тем не менее, на каждом этапе есть свои герои - они и определили успех. В разработку теории внесли большой вклад О. И. Ярковой, Э. Н. Перельштейн, И. Н. Иванов, Н. Б. Рубин, А. Б. Кузнецов. В эксперименте каждый человек представлял созданную им систему, Ю. Сафрошкин и В. П. Рашевский создали ускоритель электронов, И. В. Кожухов и П. Ф. Черняев - магнитную систему. Вся общая установка была осуществлена Ю. В. Муратовым. И хотя уже много лет Евгений Смирнов работает в ИФВЭ, разве можно забыть его самобытный талант, воплотившийся в электронные схемы установки?

Несмотря на то, что эти первые шаги укрепили нашу уверенность в возможности создания такого ускорителя, стало ясно и другое: на установках, созданных на базе "подручных" средств, даже при наличии большого энтузиазма исполнителей, сегодняшний день техники не обогнать, а именно этого надо было добиться для создания нового ускорителя. Таким образом, была задумана новая установка - модель ускорителя, на которой можно было бы смоделировать все его основные системы. К созданию этой установки была привлечена промышленность. НИИЭФА взялся сделать ускоритель нового типа - линейный индукционный ускоритель. Надо отдать должное, что коллективу этого института под руководством Ю. П. Вахрушина в короткий срок провел разработки и создание ускорителя. Итак, мы получили инжектор с энергией 1,5 МэВ и током до 200 А. Это было уже серьезное достижение, да и далось оно нам не просто.

Теоретики тем временем продолжали обосновывать возможность ускорения ионов в электронном кольце. Отказались от когерентности и пришли к коллективному методу. Однако оставались "прорехи" в обосновании метода - фокусировка и система ускорения. Они мешали связать все в стройную систему ускорителя. Но вот решения были найдены. Героем этого этапа безусловно стал Г. В. Долбилов. Благодаря его научным находкам "прорехи" были заполнены новыми идеями.
Первые эксперименты на моделе также проходили успешно. Это был знаменательный период в жизни нашего коллектива - 1967 год, октябрь. Основные соображения по созданию новоготипа ускорителя мы представили на международную конференцию, которая проходила в Кембридже (США). Реакция, надо признаться, была для нас неожиданной. Мы верили в успех ускорителя, но не думали, что он будет таким "громким". Это приятная часть. Была и другая - в течение полугода американскими физиками была рассмотрена вся схема ускорителя и в Беркли создана серьезная группа для проведения этих работ. Через некоторое время две группы появились в ФРГ, потом в Японии и, наконец, еще одна группа в США.

Было бы очень обидно, проделав такую большую работу по обоснованию ускорителя и выбору конкретной схемы его создания, первые результаты передать в руки других исследователей. И опять - напряженная работа, теперь уже на модели, опять споры до хрипоты, бессонные ночи. Сложилось такое впечатление, что энтузиазм людей нарастал, хотя и так уже все человеческие возможности были на пределе. Результат не заставил себя долго ждать - в феврале-марте 1968 года впервые получено электронное кольцо, сжатое в магнитном поле. Не очень красивое кольцо, но зато первое. На рубеже 1970 и 1971 годов произошло более радостное событие - зарегистрированы ионы, ускоренные в ускорителе, который был создан у нас в Отделе новых методов ускорения. Этот этап назвал имена новых людей, которые уже навсегда связали свою биографию с новым методом ускорения и которые вписали в историю этого метода, пожалуй, самую яркую страницу. Это А. К. Каминский. В. И. Миронов, В. П. Фартушный, А. П. Сергеев, В. Г. Новиков, С. И. Тютюнников, В. В. Косухин и многие другие.

Ну, вот, казалось и кончилась история нового метода ускорения. Так казалось и нам, правда, не очень долго. Создавая ускоритель, мы как бы со стороны посмотрели на модель и увидели, что с существующими, все еще полукустарными, схемами, несовершенными конструкциями многих устройств мы не сможем осуществить задуманное. А ускоритель требовал увеличения плотности электронов, что уже не представлялось возможным "выжать" из ускорителя электронов. Увеличение плотности требовало изменить конструкцию адгезатора - главной части ускорителя. Мы обратились за помощью в другие институты, другие организации. Здесь нас очень поддержал, как впрочем и на всех этапах работы, Государственный комитет по использованию атомной энергии СССР и лично Полномочный Представитель СССР в ОИЯИ А. М. Петросянц. Но слишком новое требовало длительных разработок, да и мы сами еще не готовы были достаточно четко сформулировать, что именно нам нужно. Нужны были промежуточные эксперименты. Мы понимали, что камера должна быть металлической , с хорошим вакуумом, но в то же время пропускать внешнее магнитное поле. Прошло, пожалуй, почти два года, прежде чем стало ясно - для того, чтобы создать ускоритель, надо иметь собственную базу, позволяющую работать на самом современном уровне. Нам необходимо было иметь конструкторское бюро и мастерские, электронику и ЭВМ. Дирекция ОИЯИ поддержала наши предложения. Без личного участия и помощи директора ОИЯИ академика Н. Н. Боголюбова, без повседневной поддержки административного директора В. Л. Карповского пройти этот сложный для нас этап было бы просто невозможно.

Мы начали создавать базу. Это был трудный период. Создавалась конструкция - на проверку она оказывалась плохой, и так по нескольку раз. Тут еще появились на свет неустойчивости, требовалась проверка, а провести ее оказалось не на чем. Модель коллективного ускорителя была для этого не приспособлена. Для идентификации процессов, происходящих при формировании и сжатии колец, явлений, характерных для тех или иных неустойчивостей, требовались особый экспериментальный подход, специальная методика. Но основные "подводные камни" все же выявились. Необходимы были новые конструкционные решения. И здесь люди оказались сильнее обстоятельств. Конструкции начали получаться. Это был, пожалуй, второй по важности результат. И здесь основными героями были Л. Н. Беляев и вместе с ним И. М. Хохлов, Н. С. Кузнецов. В. М. Нехаев. Нашими конструкторами Ю. Л. Злобиным, В. С. Швецовым, Н. В. Клоковым. В. Б. Разиным, З. А. Тер-Мартиросяном и другими были созданы конструкции новой установки, и руками наших рабочих они были превращены в СИЛУНД, адгезатор, в общем, - все то, что сейчас называется прототипом УТИ. Я, к сожалению, не могу здесь перечислить всех особо отличившихся на этом важнейшем этапе, но некоторых все-таки назову - это И. А. Судаков, Н. А. Шамаев. В. И. Митрохин, В. И. Клементьев, С. Д. Космынин, В. В. Ососов, А. В. Копылов и многие, многие другие. Завершение работ по ускорителю требовало и создание рациональной системы ускорения кольца. Много мысли и труда вложили в это дело Г. А. Иванов, С. Б. Рубин. Ю. И. Смирнов. А. И. Агеев, Н. И. Балалыкин, К. А. Решетникова и другие. Все это еще ждет проверки экспериментом.

1976 год - он особенно знаменателен в нашей биографии. Это был год проверки работы отдела, год проверки коллектива, его способностей решать такие сложные задачи, как создание прототипа ускорителя будущего. Результаты этого года уже известны, их знает и оценила по достоинству мировая научная общественность. И этот этап показал сотрудников, чьими усилиями проведена значительная работа по запуску ускорителя, его оснащению современными средствами управления и наблюдения. Это А. П. Сумбаев, А. С. Щеулин, А. А. Фатеев, А. К. Красных, Л. С. Барабаш, И. А. Голутвин, В. С. Хабаров, В. М. Лачинов, В. Д. Инкин, А. В. Мажулин, В. С. Александров и многие другие.

Я горжусь, что моими наставниками были такие ученые, как В.И.Векслер, и что его идеи претворяются в таком коллективе, как Отдел новых методов ускорения.

Газета "За коммунизм" 1 марта 1977 года