А.Н. Сисакян

НАШ ДОБРЫЙ СОСЕД


Соседи - А.Н. Сисакян, В.П. Саранцев и Ю.Ц. Оганесян. Улица Флерова, лето 1993 года.

УЖЕ более шести лет прошло с того печального дня, как не стало Владислава Павловича Саранцева - яркого ученого, человека тонкой, легкоранимой души. Его как-то очень стремительно не стало. Казалось, жил человек полной жизнью, а потом вдруг посыпались болезни, одна за другой. И всё... Окружающим он виделся человеком очень выносливым - теннисист, пловец, спортсмен... До последней его осени 1994 года - с теннисной ракеткой в руках.

Последние семь лет мы с ним (и его милой семьей) прожили соседями, занимая на две семьи один небольшой коттедж на улице Советской (ныне улица Флерова). Надо сказать, что именно Владислав Павлович был инициатором нашего с Наташей переезда в соседнюю половину коттеджа. До этого в ней жила вдова старейшего сотрудника Лаборатории ядерных проблем Е.Л. Григорьева - Полина Савельевна. Одной ей было тяжело осилить ремонт дома и справляться с домашним хозяйством. Как-то встретившись на улице с Владиславом Павловичем, я и узнал об этом желании его соседки поменяться с кем-нибудь квартирами. Это было летом 1987 года, а на следующий год мы уже (соблюдая определенные условия) произвели обмен. В том же 1988 году и родилась у нас с Наташей Настенька.

С 1988 по 1995 год я узнал Владислава Павловича поближе, хотя формальное знакомство наше восходит к концу 60-х годов. Произошло оно на общественном поприще, которого Владислав Павлович никогда не избегал. И надо сказать, с общественной работой он всегда блестяще справлялся, так как его человеческие качества, включая безусловное личное обаяние, весьма способствовали его общественной работе. Позже мы активно сотрудничали с Владиславом Павловичем и когда он был руководителем ОНМУ, и при формировании новой Лаборатории сверхвысоких энергий (позднее - физики частиц), и в последние годы, когда он занимал пост главного инженера ОИЯИ.

В моем восприятии вокруг Владислава Павловича всегда ощущался ореол возвышенности и романтичности. Наверное, "срезонировали" мое романтическое восприятие того периода в развитии атомной науки (кинофильм "Девять дней одного года" и др.) и образ Владислава Павловича в одном из ранних фильмов о Дубне. С подачи Юрия Туманова этот фильм был пронизан кадрами, где очень красивый и очень нервный Саранцев, не выпуская сигареты изо рта, работает над новыми ускорительными проблемами. Мог ли я, тогда еще начинающий физик-ядерщик, без трепета воспринимать образ Саранцева?!

Позже, уже став его соседом, я все равно не смог относиться к Владиславу Павловичу в отрыве от начального заочного (киношного) с ним знакомства...

Если в работе мне приходилось его видеть довольно разным, то как сосед он мне запомнился исключительно спокойным и мягким человеком. Он любил поэзию. Иногда, собравшись по-соседски "за рюмочкой чая", мы читали друг другу любимые стихи. Чаще всего он читал Константина Симонова, который, видимо, ассоциировался в душе его с военным детством... Если надо было что-то у нас дома починить, то и Наташа и Настенька всегда первым делом вспоминали о "дяде Славе". А он по-доброму и с большим умением помогал починить телевизор или утюг, что мне - несчастному теоретику! - было не под силу.

С Владиславом Павловичем всегда было очень интересно беседовать. Меня поражали его энциклопедические познания не только в инженерных и научных вопросах, но и в политике и в искусстве... Он избегал декларативных утверждений, но умел деликатно и спокойно высказать свою точку зрения...

Научная и человеческая судьба Саранцева была непростой, в его жизни было много трудностей и разочарований, но он сам нес в себе ощущение человека счастливого и удачливого.

Часто весной, выходя во двор нашего дома, я ловлю себя на мысли, что глазами невольно ищу на соседской скамеечке Владислава Павловича с его вечной сигаретой в руке, с его задорной и неизменно доброжелательной улыбкой...

СИСАКЯН Алексей Норайрович - вице-директор ОИЯИ с 1989 года, профессор, доктор физико-математических наук. Академик РАИН, РАЕН, Международной академии информатизации. Окончил МГУ им. М.В. Ломоносова в 1968 году.