Л.Б. Пикельнер

ХАРАКТЕР ПРОЯВЛЯЛСЯ И В СПОРТЕ

НЕ МОГУ вспомнить точно мою первую встречу с Саранцевым. Для этого, наверное, надо вернуться почти на полвека назад и оказаться в Москве, в знаменитом общежитии на Стромынке, 32, где жили студенты физфака МГУ. Правда, тогда наше знакомство со Славой было весьма поверхностным - главным образом на волейбольной площадке. Я уже несколько лет играл за сборную команду университета, а Саранцев, который поступил в вуз года на три позже меня, тоже активно включился в наше спортивное братство.

Спустя много лет, встретившись в Дубне, мы узнали друг друга и с удовольствием вспоминали свои молодые годы. Так уж получилось, что именно спорт, а не наука, сблизили нас. Когда я впервые взял в руки теннисную ракетку и пришел на корты Дома ученых ОИЯИ, мне было уже под сорок. Слава слыл здесь корифеем, а я выступал в роли новичка. Приблизительно в году 80-м мы начали играть с ним в паре, нашими постоянными соперниками были Вадим Георгиевич Соловьев и Михаил Михайлович Комочков. Играли круглый год, начинали уже в апреле - два-три раза в неделю на свежем воздухе, рядом с Волгой, зимой еженедельно собирались после работы в спортивном зале.

Соревнования в то время проводились главным образом среди молодых теннисистов, а наша возрастная группа играла для собственного удовольствия. Разговоров о науке практически не вели, лишь мимоходом касались институтских дел. А вот проявить осведомленность в большом теннисе (который тогда, кстати, не "культивировался" повсюду, как сейчас), любили - и вместе обсуждали подробности матчей на Кубок Дэвиса, игры Большого шлема и другие крупные международные баталии. Игра на корте для всех нас служила хорошей эмоциональной разрядкой: за полтора часа все неприятности как будто выпадали в осадок. И поэтому даже тогда, когда здоровье у Славы начало ухудшаться, он продолжал ходить на теннис.

Мне кажется, что в спорте характер человека проявляется достаточно ярко. Для Саранцева всегда было существенно сыграть хорошо, в полную силу. Случалось, когда мяч пошел в сетку или аут, он в отчаянии бросал ракетку на землю... Но никогда он не пытался обвинить противника, приписать ему ошибку, которой не было. Принципиальность, честность в оценках, четкость в формулировках, справедливость - этим Слава отличался на теннисном корте, наверное, не в меньшей степени, чем в научной работе.

ПИКЕЛЬНЕР Лев Борисович - профессор, доктор физико-математических наук, советник при дирекции Лаборатории нейтронной физики им. И.М. Франка. Работает в ОИЯИ с 1959 года, старший научный сотрудник, начальник сектора, начальник отдела физики ядра (1974 - 1990 гг.).