Н.И. Лебедев

МЫ СЧИТАЛИ ЕГО СВОИМ УЧИТЕЛЕМ

СЕКТОР № 6, в котором я начал работать в июне 1970 года, занимался созданием так называемой электронной пушки для СИЛУНДа - сильноточного индукционного линейного ускорителя наносекундного диапазона. Кабинет Владислава Павловича находился в том же корпусе, где работали и мы. Поэтому встречались практически каждый день, и интерес начальника ОНМУ к нашей установке был повышенный - от нее зависела успешная работа всего ускорительного комплекса. Коллектив отдела насчитывал человек сто, все были молодые, переполнены энергией и энтузиазмом и буквально неделями не вылезали с площадки. Летом, бывало, спали прямо под открытым небом - в черничнике. Поспишь часок-другой и снова за работу: надо во что бы то ни стало одолеть его, этот коллективный метод! И мы были уверены - всё у нас получится! Отличным видом отдыха были теннис и волейбол. Владислав Павлович - сам очень спортивный человек, с готовностью участвовал в любых соревнованиях. Особенно интересно нам было сражаться с "командой администрации", которую он представлял вместе с главным инженером ОНМУ Львом Николаевичем Беляевым.

В пересменку с участием Саранцева ежедневно проводился "разбор полетов". Все знали: если что-то сделано наспех, не доведено до конца, срываются сроки, В.П. может устроить "разгон" и в рабочем порядке, и во время пересменки, и на директорском совещании. О недоработках он говорил прямо, открыто, и ничего другого не оставалось, как выполнять всё четко и добросовестно. Казалось, что в нем ни на минуту не снижал обороты бешеный мотор - заводился он моментально и заводил других. Коллективный метод ускорения, сооружение ускорителя для реализации этой идеи были главным делом жизни Саранцева, и поэтому за довольно короткий срок под руководством Владислава Павловича, благодаря его организаторским способностям удалось создать уникальный научный комплекс - экспериментальные установки, механические мастерские универсального назначения с гальваническим, сварочным, заготовительным участками, конструкторское бюро... И то, что сейчас называют инфраструктурой, не отошло у Саранцева на второй план - начальник ОНМУ думал о людях, которым в первые годы создания ОНМУ пришлось работать в сложных условиях, в недостроенных зданиях - в пыли, холоде, без воды...

Многое сделанное тогда сегодня с полным основанием может быть отнесено к мировым достижениям в области науки и техники. Сильноточный электронный ускоритель - достаточно сложная физическая установка - был построен всего за полгода! Достижения нашего молодого коллектива отмечались премиями и наградами. Микропроцессорная система управления модуляторами ускорителя СИЛУНД была удостоена медали ВДНХ.

Совет молодых ученых и специалистов ОНМУ каждое лето устраивал выездные школы - они проходили на Липне, в Клетинском бору. Обзорные доклады Саранцева все слушали, буквально раскрыв рот. Он говорил о задачах ОНМУ - чем мы должны заниматься в первую очередь сегодня, что предстоит делать завтра... Владислав Павлович был прекрасным оратором: чтобы "донести до народа" свои мысли, он находил выразительные сравнения, убедительные аргументы, жестикулировал. Это действительно была Школа, а его мы недаром считали своим Учителем. Причем он всегда был на равных с учениками, не выделяясь даже внешним видом, - как все приходил на лекции в футболке и шортах.

Владислав Павлович пользовался среди других сотрудников ОНМУ, как мне кажется, единственной привилегией - строгая буфетчица Клавдия Митрофановна только ему разрешала курить в буфете, когда он забегал сюда в перерыв, чтобы выпить большую чашку кофе. Именно забегал, потому что трудно было представить себе Саранцева чинно сидящим за письменным столом. Такой заваленный бумагами стол в Управлении Института, когда он стал главным инженером, его явно угнетал, как и не особенно привлекали "пар, вода и провода", которыми ему пришлось на том посту заниматься. Поэтому он с радостью отодвигал в сторону все бумаги, если на пороге вдруг появлялся кто-то из его "многолетних" сотрудников - было что вспомнить, что обсудить...

Конечно, не раз за минувшие годы мы, работавшие под руководством Саранцева в ОНМУ, возвращались к мыслям о том, почему в полном объеме не удалось реализовать идею коллективного метода ускорения. Возможно, сложность и тонкость процессов этого метода были неадекватны уровню развития техники того времени, и, может быть, - возможностям людей. Но сам по себе факт, что такое количество специалистов варилось в этой "кухне", при таком бурном кипении, дало отличный результат. Сейчас многие "выпускники " ОНМУ работают на руководящих постах в городе, в ОИЯИ, в ведущих мировых научных центрах.

Прошло уже много лет с тех пор, когда мы были молодые, и теперь ясно осознаешь: всё то, чем мы занимаемся сегодня, - это фактически направления, на которые нас вывел Саранцев. Для создания в ЦЕРН 22-километрового ускорительного кольца LHC наше ускорительное подразделение разрабатывает системы подавления поперечных колебаний пучка. Владислав Павлович принимал участие на первых этапах этой работы. А сейчас мы уже начинаем изготовление рабочего варианта системы, есть жесткий график поставки оборудования из Дубны в Женеву, куда впервые, по словам сотрудников ЦЕРН, для создания самой большой в мире физической "машины" пустили русских. Жизнь подтвердила убежденность Саранцева в том, что для осуществления крупных физических проектов - таких как LHC, TESLA, нужно объединение усилий ученых и инженеров разных стран, объединение умов, техники, финансов.

ЛЕБЕДЕВ Николай Иванович - начальник сектора систем управления и диагностики ускорительных систем Лаборатории физики частиц, работает в ОИЯИ с 1967 года. Принимал участие в разработке и создании практически всех экспериментальных установок ОНМУ.