И.П. Лушников

В АТМОСФЕРЕ ЭНТУЗИАЗМА

ЗАПУСК первого в нашей стране линейного индукционного ускорителя электронов состоялся в 1966 году, и когда весной 1967 года я начал работать в группе вакуумщиков, мне было поручено отвечать за переходной участок между ускорителем и адгезатором. ЛИУ-3000 был еще "сырой", многое "не клеилось", обмотки быстрого и медленного поля адгезатора то и дело "летели". Доводка ускорителя до стабильного рабочего состояния длилась очень долго - практически два года мы работали днями и ночами, можно сказать, на износ. И наравне со всеми - начальник ОНМУ Владислав Павлович Саранцев, который, как нам казалось, вообще никогда не покидал территорию площадки. Он досконально знал всю машину, сам занимался настройкой ускорителя, проверял различные параметры, часами оставаясь в пультовой.

Вспоминается один ночной эпизод работы на модели ускорителя. Как это нередко случалось, потребовалось срочно проточить на токарном станке каркас обмотки вывода кольца. Мастерские ночью, естественно, на замке. Но ключ есть в одной из комнат. Та тоже на замке. Но есть форточка. Саранцев говорит мне: "Давай, лезь!" Я не соглашаюсь. Тогда В.П. снимает пиджак и сам лезет в форточку. Деталь я быстро сделал. А утром на столе у начальника ОНМУ В.П. Саранцева лежала докладная начальника мастерских Н.С. Кузнецова на В.П. Рашевского, "сотрудник которого И.П. Лушников самовольно проник в помещение мастерских"... К удивлению многих, обошлось без взысканий. Заурядный, вроде бы, случай. Но мне он запомнился, наверное, потому, что в нем отразилась не только атмосфера того времени (сейчас по ночам почти никто уже не работает!), но и целеустремленность шефа, его заразительный энтузиазм. Заразительный в буквальном смысле этого слова, так как подобным образом "по производственной необходимости" приходилось проникать в мастерские и В.Аверьянову, и В. Сосульникову...

В те годы к нам часто приезжали ленинградские "спецы" из НИИЭФА, где изготавливался ускоритель. Благодаря Саранцеву за пару дней от их руководящего высокомерия не оставалось и следа - они работали вместе со всеми, засучив рукава. Раздавать указания, говорить с подчиненными свысока - это было не в правилах Владислава Павловича. С ним любой рабочий не боялся вступить в беседу. Начальник ОНМУ готов был выслушать доводы оппонента. А если и была необходимость сделать замечание, то оно звучало корректно или даже шутливо. Как-то после ночной смены мы позволили себе немного "принять". "Ну, Иван, от тебя хоть закусывай!" - заметил как бы мимоходом В.П., избегавший нравоучений и карательных мер. А вот о поощрениях он не забывал - это могла быть и бесплатная путевка в Дом отдыха в Колонтаево, и двухнедельная командировка во Львов, и представление к награждению Почетной грамотой министерства... В 37 лет я получил орден Трудового Красного Знамени - это было высочайшей наградой, вершиной моей рабочей карьеры.

Ну а достиг ли своей вершины Саранцев? Я считаю, что достиг. Он был первопроходцем коллективного метода ускорения, лидером совершенно нового научного направления и занимался любимым делом со всей своей кипучей энергией. Под его руководством начинали работать ребята, ставшие классными специалистами. По-моему, это самая большая удача для ученого.

И еще одно хочу сказать: в моей жизни было много начальников, но такого - знающего, доброжелательного, разносторонне талантливого человека, каким был Саранцев, наверное, уже никогда не будет.

ЛУШНИКОВ Иван Павлович - механик экспериментальных стендовых установок, работает в ОНМУ с 1967 года. Участвовал во всех этапах создания ускорителя ЛИУ-3000.