В.И. Лущиков

СУДЬБА ПЕРВОПРОХОДЦА

Я не причисляю себя к друзьям и коллегам Владислава Павловича -- наши научные интересы были различны и даже территориально мы находились на разных площадках Института. Но довольно долгле время, на протяжении почти десяти лет, нам довелось тесно сотрудничать, выполняя общественные нагрузки: я руководил в парткоме научно-технической коммиссией, он -- производственно-технической, "курируя" Опытное производство, Отдел главного энергетика, хозяйственные службы Института.

Но, конечно, мне было хорошо известно, решением какой грандиозной задачи занимался Саранцев непосредственно в своем Отделе новых методов ускорения. Высочайший уровень научных знаний этого человека, которому выпала судьба быть первопроходцем, вызывал у меня огромное уважение. Сейчас с ностальгией вспоминаются те времена, когда находились и силы, и средства, чтобы решать гигантские научные проблемы, когда лидерами новых научных направлений выдвигались самые способные и талантливые ученики создателей нашего института. У Векслера таким учеником был Саранцев.

Всем известно, что ускорители - это те микроскопы, без использования которых немыслимо развитие ядерной физики. Все время требуются новые подходы, каждый шаг в ускорительной технике расширяет наши знания о мире. И недаром важнейшие вехи на этом пути отмечены именами ученых: ускоритель Ван де Граафа, трубки Альвареца, принцип автофазировки Векслера... Мог бы появиться и ускоритель Саранцева, если бы кто-то серьезно продолжил разработку коллективного метода. Ведь сначала была просто голая научная идея - чрезвычайно смелая, нацеленная на создание новых, более рациональных методов ускорения. От того, кому было доверено ее реализовывать, требовалось много исходных качеств: научная эрудиция, самобытный талант изобретателя, творческий подход, огромные организаторский способности. Ведь нужно было не только построить ускоритель, но и, что не менее трудоемко, создать уникальный в своем роде научный коллектив, технические подразделения... Владислав павлович прошел весь этот путь. Да, могут сказать некоторые, он не смог дойти до победного конца. Но свет в конце туннеля, вопреки неимоверным трудностям, он увидел: возможность использования идеи метода коллктивного ускорения была доказана. Индукционный ускоритель - сворачивание электронного пучка в кольцо - загрузка его тяжелыми ядрами - ускорение самого кольца... Кропотливая, изнуряющая многоэтапная работа. И, как во всякой первопроходческой работе. были пробы и ошибки, бесконечно шла проверка различных вариантов. Но основная цель, подчеркну еще раз, саранцевым и его сотрудниками была достигнута.

Владислав павлович был человек скромный, никогда не выпячивал свою персону. Но жизнь - это всегда борьба, и ему надо было прилагать много сил, чтобы отстаиватьсвою позицию в разных ведомствах. отдел новых методов ускорения, им возглавляемый, вне всякого сомнения должны были приравнять по статусу к лаборатории ОИЯИ. А данный вопрос все время висел в воздухе, что, конечно, саранцева огорчало. Но. разумеется, не этот моментбыл для него главным. В Институте Владислав павлович пользовался очень серьезным авторитетом, люди ему доверяли, и он дорожил этим доверием. Это был знающий человек, он брал не эмоциями, не голосом, не красивыми словами, а серьезным, глубоким знанием дела. Поэтому возразить ему практически было нечего. часто на совещаниях возникали дискуссии, кто-то начинал повышать голос, заглушая других. но всегда среди спорящих был человек, способный уравновесить все мнения, подвести все высказывания к общему знаменателю, предложить разумный выход... Я имею в виду, конечно же, Саранцева. В нем никогда не замечали ни трюкачества, ни эпатажа. Его слово всегда было очень веским, и к нему прислушивались. Он вникал в проблемы оппонентов и никогда не относился к ним свысока, а просто смотрел на "другую" физику высоты физики высоких энергий. Он уважительно относился к любой сфере научной деятельности, да и вообще любой работе, считая, что если человек честно трудится, значит он заслуживает уважения.

саранцев детально разбирался не только в научных, технических вопросах, но и хорошо знал людей, вникал в их житейские проблемы. Одно время он даже был избран председателем местного комитета профсоюза, потому что в нем видели человека справедливого, тактичного, бескорыстного. И не случайно Владислав павлович был председателем производственно-технической комиссии парткома - в ее состав он подобрал специалистов, которые могли объективно, грамотно обсуждать пути развития ОИЯИ, рационального использования ресурсов и многие другие вопросы.

Научно-техническая деятельность никогда не была узко ориентирована на чисто теоретические задачи. Развитие физической мысли, как известно. приводит к техническим усовершенствованиям в самых различных областях. И ускорители находят все большее применение в экологии, медицине. С помощью радиоизотопов, получаемых на реакторах и ускорителях, ведутся кардиологические исследования, они широко используются в онкологии. На основе методов так называемой безопасной радиации проводится стерилизация медицинских препаратов, продуктов питания, в том числе зерна. Индукционный ускоритель, созданный Саранцевым, очень перспективен для прикладных целей. На таком ускорителе, с не очень высокими энергиями, но интенсивными потоками электронов, можно проводить совершенно безопасное облучение миллионов тонн зерна. Шла речь и о том, что будет разработан проект ускорителя для очистки дымовых отходов. Так что Владислав Павлович занимался вовсе не отвлеченными, абстрактными научными идеями, а делом, которое имеет прикладное значение, реальный практический выход.

Когда-то газеты взахлеб писали о "физиках" и "лириках", и считалось просто неприличным, если первые не знали о поэзии, не разбирались в живописи, не понимали музыки... А вот среди "лириков" на виду и на слуху чаще оказывались люди, производившие больше шума и, чаще всего, не обремененные знаниями даже о самых обычных явлениях природы, не знающие, кто изобрел радио и почему крутятся колеса автомобиля... Вот и сейчас пресса переполнена материалами о "звездах" - с политического небосклона, с эстрады, с хоккейных полей... И очень мало или почти ничего не говорится о наших современниках, гораздо более значимых для цивилизации. Владислава Павловича Саранцева я отношу к тем людям, чей вклад в прогресс науки, в развитие материальной и духовной культуры общества надо понимать, ценить и помнить.

ЛУЩИКОВ Владислав Иванович - доктор физико-математических наук, работает в Лаборатории нейтронной физики ОИЯИ с 1958 г. после окончания физфака МГУ. Соавтор двух открытий в области физики ультрахолодных нейтронов. С 1973 по 1989 г. - заместитель директора ЛНФ.